Заработал первый миллион на малине — об успехе нетипичного бизнесмена из КР

0 0

Заработал первый миллион на малине — об успехе нетипичного бизнесмена из КР

Во время беседы меня не покидало желание отложить диктофон и пуститься собирать малину. Но остатки воспитания и голодный алабай помогли сохранить лицо. Заработал первый миллион на малине — об успехе нетипичного бизнесмена из КР
— Нурлан, почему малина? Просто это не совсем типично, многие решают вложиться в строительство или скотоводство — в то, что принесет стопроцентную прибыль.
— Бизнес-план этого проекта разработал мой друг. Я сам из Каджи-Сая Иссык-Кульской области. У нас там малины практически никогда и не было. Село находится между двумя горами, условия не те, сами понимаете. Так что я даже не имел понятия, что делать с этой ягодой. Но, когда я вернулся из Кореи, мой приятель Акторо составил очень хороший проект и предложил вложиться в него. Я сначала думал: «Ну как на малине можно подняться?». Но друг привел достаточно аргументов, и мы решились. Вначале было тяжело, а сейчас нашему делу уже третий год, потихоньку растем, развиваемся, планируем набирать обороты.
— С какими трудностями вы столкнулись при запуске проекта?
— Человек, который решает заняться этим делом, должен знать три вещи. Во-первых, нужно выбрать плодородную землю. Второе — нужны хорошие саженцы, у которых отличная «семейная история». И последнее, малина очень любит воду, интенсивный полив ей необходим минимум раз в неделю.
Если не будет хватать хоть одного компонента, урожая не жди. Когда мы начинали, несмотря на то, что учитывали все эти факторы, трудности все же возникали. Оказывается, малину высаживают осенью — тогда урожай будет насыщеннее и лучше, а самое главное, его будет больше.
Мы сделали это весной, что стало нашей главной ошибкой, из-за которой чуть не лишились всего. Вода в этот район Чуйской области приходит в мае-июне, потому что здесь поля, растет только клевер, поэтому местным фермерам полив так рано не нужен, а нам был необходим.
Гектар малины мы поливали из баклажек, ведер, на машине привозили воду, чтобы как-то выйти из ситуации. Это было очень стрессовое время.
Потом мы узнали, что здесь не отлажена система арычного полива. Вообще, одним источником могут пользоваться около четырех фермеров, но из-за того, что арыки небольшие (один может вместить всего 70-80 литров воды), «юзать» его может только один человек. Многие арыки заброшены, их нужно расширять, чистить, но не все местные работники готовы на это. Из-за этого возникают трудности.
— Сколько денег вы вложили в дело?
— Сперва нужно было купить землю, на это мы потратили около 10 тысяч долларов. На посадку саженцев, облагораживание территории, заборы, столбы ушло примерно 500 тысяч сомов.
В самом начале, когда денег на услуги рабочих не хватало (это было в священный месяц Рамазан), мы сами работали по ночам с фонариками. Вырывали сорняк, подвязывали малину, собирали первые ягоды. Днем сил на это не было, поэтому в это время суток мы отсыпались, а вот ночью приходилось вкалывать.
— Куда экспортируете свой товар?
— Сейчас в основном в Казахстан, но наша продукция доходит и до России, в частности до Томска, Казани, Сургута. Получаем больше 10 тонн малины в год. Путем несложной арифметики можно подсчитать прибыль — килограмм ягоды стоит 150 сомов. За пару лет наше вложение окупилось, теперь начали работать на себя. Мы расширились, территория выросла с 1 гектара до 5, а это значит, что продукции со временем будет больше.
— Чем занимались в Корее?
— Когда я только приехал в эту страну, искал такую работу, где можно заработать на свое дело, дом, машину. Мне было все равно, кем работать. Так я попал на стройку. Это было трудно. Мы построили очень много зданий. Сейчас я понимаю, сколько было сделано. Работа, если честно, адская, но платят хорошо: в день получаешь 150 долларов.
Многие жители Южной Кореи в свое время каторжным трудом зарабатывали на чашку риса. К счастью, эти времена для них далеко позади, но черную работу кто-то должен делать. Новое поколение корейцев не готово этим заниматься. Не хочу никого обидеть, но они жуткие белоручки, работа на грязных точках не для них, они хотят релаксировать в прохладном офисе, клацая по кнопкам компьютера.
Я понимал, что надолго там не останусь, всех денег не заработать, а гробить свою жизнь на высотках корейских городов не считал нужным. Так я копил и помогал родным в Кыргызстане. В Корее пробыл семь лет.
— В чем основное отличие кыргызстанцев от жителей Кореи?
— У нас вроде все хорошо, а люди постоянно злые — если заденешь человека случайной фразой, кажется, что он вцепится в тебя. К чужим проблемам в лучшем случае относятся холодно.
В Корее столкнулся с другим отношением. Я был нелегалом, несмотря на это, не ощущал презрительного отношения к себе, наоборот, относятся с состраданием. Понимают, что дело, которым мы занимаемся, очень трудное. Когда я не владел корейским и заблудился в метро, не зная, как добраться до места назначения, меня туда в буквальном смысле довели. Люди видели, что я не говорю, и нарисовали план, как мне добраться до места.
— Какое у них отношение к мигрантам?
— К легальным вполне адекватное, да в принципе и к нелегалам тоже. Власти понимают, что кто-то должен выполнять черную работу, поэтому терпят их. А ведь с ресурсами и возможностями этого государства они могли бы избавиться от всех, кто «понаехал», вмиг.
Чтобы долго работать нелегалом, нельзя иметь проблемы с законом, потому что, как только все выяснится, тебя депортируют. Да и внешне лучше не отличаться от большинства. Но есть несколько «бонусов»: нам, азиатам, легко затеряться в толпе, а вот русским ребятам намного сложнее, их почти сразу вычисляют.
— Почему не остались там, не попробовали все оформить официально?
— Чтобы получить вид на жительство, нужно много сил, терпения и знаний. Силы свои я тратил на стройке, там и получал знания по ее основам. Вообще, процесс легализации очень трудоемкий, и нет гарантии, что тебе дадут вид на жительство. Для этого нужно очень хорошо владеть грамматикой, знать историю. Возможности учиться у меня не было из-за других приоритетов.
— Какой совет дадите бизнесменам, которые начинают свое дело?
— Было время, когда сильно уставал, жена очень поддерживала, но говорила, что никто не заставляет меня так впахивать. Я, когда начинал, не имел представления о ведении этого бизнеса. Отучился на международника в МУКе, после университета увидел, как мои одногруппники вкалывали за 5-6 тысяч сомов. Как с такой зарплатой купить дом, машину, содержать семью? Поэтому принял решение уехать за границу на заработки. В Корее работал около семи лет, потом вернулся в Бишкек, женился, открыл дело.
Но сейчас, встречаясь с друзьями, вижу, чего они добились. И у них все хорошо, все заработали на достойную жизнь. Я думаю, сложно что-то конкретное советовать, каждый идет своей дорогой.
шаблоны для dle 11.2







Похожие новости